yaposhka.net

От любителя японской культуры
любителю


Дзэн.


Миллионы людей во всём мире практикуют ту или иную форму Дзэн. Для некоторых это просто способ расслабиться и более полно наслаждаться жизнью; для других - смертельная битва, результатом которой должно стать уединение с Буддой и всем существующим в мире. Некоторые практикующие находятся в состоянии постоянной неопределённости, они то полностью погружаются в практику, то прекращают свои занятия; другие проводят огромное количество времени в храмах и на семинарах. Самое потрясающее в Дзэн - это то, что, будучи достаточно основательным учением, поверхностное изучение которого просто невозможно, Дзэн в то же время даёт практикующим возможность выбора того уровня практики, который им в данный момент доступен, не кажется им непосильной ношей и не вызывает чувства вины или греха. Дзэн нельзя считать модной интеллектуальной вещицей, поскольку истинный дзэн не может быть ни предметом моды, ни предметом потребления. Он всегда находится вневремени. Его нельзя постичь, читая о нём книги. Любой кто скажет, что он знает дзэн, глубоко заблуждается в этом. Но в дзэн можно пребывать, независимо от количества накопленных фактов о нём. Когда то мой хороший друг, прочитав заглавия на нескольких книгах, стоящих в моих полках, спросил меня: "Так что же это такое этот Дзэн???" Я тогда растерялась и так и не смогла ему объяснить, что это такое и с чем его едят. Всё верно!) Дзэн неуловим. Сформулировать его в понятиях, к сожалению, невозможно. Прекрасная фраза была написана в одной из тех книг: "Для философии в нём слишком много искусства, для искусства в нём слишком много философии". Дзэн в Японию пришёл, как и многое другое из Китая. Первоначально он имел название "чань", происхождение которого есть некий синтез буддизма и даосизма. Нынешнее название является японским эквивалентом слова "медитация". С двенадцатого столетия Дзэн начинает играть всё более активную и важную роль в жизни Японии. В основном успешное продвижение Дзэн в Японии объясняется поддержкой данного учения со стороны сёгунов в период династии Камакуры (1189-1375). Но, помимо исключительно духовной сферы, Дзэн оказывает всё больше влияния на японскую литературу, искусство и политику, усиливаясь с каждым годом и достигая наконец, своего современного положения, когда в умах жителей Запада Дзэн больше всего ассоциируется именно с Японией и её культурой, оставляя в тени и культуру стран, из которых, собственно, и пришло это учение. Насколько всем нам известно, впервые русские люди познакомились с этим направлением в XX в, жадно поглощая томики стихов таких японских поэтов, как Басё, Бусона, Исса, Рёкана и др. Дзэн ассоциировался прежде всего с хайку или танка. Хайку содержали всего 17 слогов в трёх строчках, но тем не менее были очень образными и острыми; в довольно похожей манере мастера Дзэн использовали коаны (некоторые из них приведены с права от статьи). Но никто лучше чем Дайсэцу Тайтаро Судзуки не даст реальную специфику Дзэну (мой совет прочесть фрагменты из его книги приведённые в самом конце). Большая часть японских искусств в период 1200 по 1800 годы тем или иным способом обыгрывала классические легенды или мотивы Дзэн. Сессху, Сессон Шукей и Джасоку являются наиболее известными авторами этого периода. Даже каллиграфия превратилась в форму искусства; одними из самых красивых и почитаемых реликвий того периода являются начертания принципов Дзэн. В течение того периода появилась и очень широко распространились три совершенно новые, отдельные и в тоже время очень тесно взаимосвязанные формы искусства, в основе которых лежит опять-таки использование принципов Дзэн: 1. Садоводство 2. Дзэнга (Дзэн-рисование) 3. Чайная церемония Всё подчёркивало преднамеренное сглаживание различай между природными явлениями, предметами и материалами, изготовленными человеком. Когда на смену дворцовому обществу в Японии пришла феодальная система, в японском обществе образовался новый класс , социальный слой - самураи - и под патронажем сёгунов Камакура Дзэн стал основой Бусидо или кодекса воина. Без изменений Дзэна во время его распространения в Японии не обошлось. На протяжении двенадцатого - семнадцатого веков продолжительные фракционные столкновения отдельных феодальных княжеств, изредка прерываемые временными периодами централизованной власти, создали в стране атмосферу хаоса, в которой верность одному хозяину постоянно сменялась преданностью другому. Такое положение вещей только укрепляет буддийские понятия о постоянном меняющимся характере жизни, в которой постоянство и привязанность к этому постоянству - это всего лишь иллюзия.